Госдума: запрета на суррогатное материнство в России не будет

0
Добавить в избранное В избранное
Поделиться

25.10.2018 Госдума приняла решение по законопроекту члена Совета Федерации А. Белякова от 07.08.2017 № 133590-7, который предусматривает исключение понятия суррогатного материнства из всех актов российского законодательства и прямой запрет на вынашивание и рождение ребенка по договору с потенциальными генетическими родителями.

Услуги суррогатного материнства оказываются в России по гражданско-правовому договору, который допускает закрепление любых обязанностей и прав сторон без гарантии их строгого выполнения, сообщает сенатор в сопроводительной записке к законопроекту.

Например, нет правовой ясности в случаях рождения ребенка с патологией или его внутриутробной смерти — может ли это быть расценено как результат ненадлежащего выполнения услуги и основание для расторжения договора. А. Беляков приводит пример из судебной практики, когда суррогатная мама родила ребенка с пороком сердца, и генетические родители отказались его забрать и выплатить договорное вознаграждение. Суд встал на их сторону на том основании, что в 1989 году Совет Европы по биоэтике рекомендовал оказывать услуги суррогатного материнства на безвозмездной основе. Суррогатная мать проиграла процесс, осталась без денег, а больной ребенок — без родителей.

За рамки правового поля выводит договор на оказание услуг суррогатного материнства и то обстоятельство, что ребенок передается генетическим родителям просто так, без предварительного усыновления. Есть только одно условие — согласие суррогатной матери.

Невозможность забрать ребенка без согласия родившей его женщины приводит к злоупотреблениям со стороны суррогатных матерей. Нередко они отказываются передавать детей, стараясь вытянуть с партнеров по сделке как можно больше денег сверх договорной суммы.

Необходимость запрета на суррогатное материнство сенатор обосновывает тем, что регулирующие его нормы российского законодательства являются крайне либеральными и наименее проработанными, что ведет не только к нарушению прав обеих сторон договора, но и самого ребенка, которому на фоне договорной сделки придаются свойства неодушевленного товара.

Задуманное как благое дело — помощь бездетным парам обрести полноценную семью, суррогатное материнство стало в России выгодным бизнесом, который быстро развивается и почти не регулируется государством. Вкупе с относительной дешевизной услуг по вынашиванию и рождению детей это сделало Россию центром так называемого репродуктивного туризма.

В то же время во многих странах, таких как Швеция, Норвегия, Франция, Германия, Австрия, и в некоторых штатах США суррогатное материнство запрещено. В других государствах введены жесткие ограничения, в том числе запрет оказывать услуги суррогатного материнства за вознаграждение. Например, в Израиле, Швейцарии, Великобритании женщины могут выносить ребенка для передачи генетическим родителям, имеющим медицинские показания к суррогатному рождению потомства, но только добровольно, исключая коммерческую основу договоренности.

Суррогатное материнство грубо нарушает права ребенка, прежде всего на личную и семейную идентичность. Резкий обрыв психофизиологической связи с матерью, которая его выносила и родила (такая связь формируется еще на внутриутробной стадии развития плода), влечет стресс и негативные последствия для ребенка.

О недопустимости суррогатного материнства, даже на некоммерческой основе, неоднократно высказывались представители различных религиозных конфессий. Так, Основы социальной концепции РПЦ трактуют данную методику как разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между младенцем и выносившей его женщиной. Это попирает материнские чувства последней и может привести к развитию кризиса самосознания у ребенка.

Также, аргументируя свою инициативу, сенатор Беляков приводит мини-исследование, показывающее, что бурное развитие программ суррогатного материнства в России не решает проблему бесплодия. Присутствие коммерческого интереса в их основе значительно перевешивает заинтересованность в оказании помощи бесплодным парам.

Законопроект А. Белякова, направленный на запрет в России суррогатного материнства, содержит соответствующие поправки в законы «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», «Об актах гражданского состояния» и в Семейный кодекс РФ.

Несмотря на максимальную обоснованность предлагаемых изменений законодательства, инициатива сенатора встретила решительный отпор со стороны Правительства РФ. Один из аргументов кабмина: запрет на суррогатное материнство исключит лишь единичный сегмент в данной бизнес-индустрии. Центр «репродуктивного туризма» обоснуется в другой стране, и российские пары будут вынуждены решать проблему бесплодия на чужбине, неся дополнительные риски. В России же этот бизнес уйдет в тень и обрастет сопутствующими нелегальной деятельности негативными факторами.

Применение суррогатного материнства, сообщается в официальном отзыве правительства на законопроект, допускается российским законодательством только по медицинским показаниям, когда самостоятельное вынашивание и рождение ребенка невозможно. Запретить его — значит, нарушить права граждан на этот вид вспомогательной репродуктивной технологии при бесплодии.

Профильные комитеты Госдумы также дали отрицательные заключения на законопроект. В частности, в заключении Комитета по вопросам семьи, материнства и детства сообщается, что проблемы, поднятые А. Беляковым, можно решить не запретом, а совершенствованием законодательства в сфере применения суррогатного материнства.

Госдума приняла позицию правительства и комитетов и отклонила законопроект о запрете суррогатного материнства в России в первом чтении.

Добавить в избранное В избранное
Поделиться
Предыдущий материал
Следующий материал
Ваши вопросы