Что такое социальный контракт и стоит ли его оформлять

0
Рейтинг Добавить в избранное В избранное
Поделиться
Разбираемся в том, что такое социальный контракт и в каких случаях его стоит заключать.

Одним из новых способов, с помощью которого власти могут уйти от ответственности по содержанию нуждающихся, но и не потерять при этом лицо, является так называемый «социальный контракт».

К жителям страны, которые поверят в то, что это какая-то реальная помощь от правящих структур народу, можно относиться только с искренним состраданием. Особенно, если учесть, что ориентирован этот способ порождения имиджа заботливой власти, на тех, кому и так довольно плохо.

Обычно максимум, чем могут похвастаться чиновники, лоббирующие этот проект, сводится к тому, что в результате заключения контракта граждане смогли зарегистрироваться в качестве самозанятых и приобрести инструмент, нужный для осуществления ремонта на квартирах или какие-нибудь семена для приусадебных участков.

Как будто без подписания контракта нельзя было предоставить гражданам пособия, в силу отсутствия у них средств к существованию, которые выплачиваются во всех странах мира, или дать ссуды на льготных условиях... 

Слишком гладко на бумаге, уж не ждут ли нас овраги? 

Заключается данный социальный контракт между гражданином, который испытывает финансовые трудности, и органом социальной защиты населения. Его отличие от пособия в том, что оно нуждающимся просто берётся и предоставляется, а социальный контракт позволяет властям самых разных уровней много говорить о том, какую мудрую помощь они оказывают.

В конечном итоге всё направлено на то, чтобы нищие смогли оказать себе самопомощь. Нет, это не авторские фантазии и не злопыхательство. На сайте ГД РФ, в соответствующем материале, так и написано «контракт направлен на то, чтобы помочь нуждающимся перейти на самообеспечение»

Какие-то деньги по этому «социальному контракту» теоретически всё же дают. Так, в Ростовской области лицам, заключившим контракт, доплачивают такую сумму, чтобы среднедушевой доход дошел до прожиточного минимума. Но потратить средств допустимо лишь на цели, указанные в условиях контракта. Это может быть оплата содержания ребенка в детском саду, покупка продуктов питания и одежды, организация подсобного хозяйства и подобное. Конкретный перечень условий зависит от индивидуальных особенностей ситуации. 

Сумма же находится в зависимости от состояния бюджета в регионе. Официальные источники сообщают, что в Липецкой области некоторым гражданам стало доступным получение 250 тыс. рублей на развитие предпринимательской деятельности, или до 30 тыс. рублей на профессиональное обучение, или что-то около 10 тыс. рублей в месяц на поиск работы или преодоление крайних трудностей. 

Довольно честным, на наш взгляд, является материал, опубликованный на сайте Бессоновского района Пензенской области. В нём указано, что право на поддержку возникает у гражданина, чей среднедушевой доход в течение трёх месяцев от даты его обращения ниже прожиточного минимума, установленного в регионе.

На момент публикации тематического материала это была сумма в 10 396 рублей. Имеется и важное требование, которое практически сводит на «нет» всю эту трескотню и шумиху официальной пропаганды. Низкий уровень дохода должен возникнуть по независящим от заявителя причинам.

Подпишитесь на рассылку
Яндекс.Дзен ВКонтакте Telegram

Перечень таковых нигде не публиковался и не утверждался, но чиновники этого района дали примерный список. К ним отнесены уход за ребенком в возрасте до 3 лет, наличие в семье трех и более несовершеннолетних детей, инвалидность I и II групп, уход за инвалидом I группы, за ребенком-инвалидом до 18 лет или инвалидом с детства I группы.

Соответственно, отсутствие легитимных правил в определении достойных подписания контракта и недостойных позволяет чиновникам произвольно решать, с кем подписывать, а с кем не подписывать такой контракт. Его же они рассматривают способом выхода из личного кризиса и даже открытия своего бизнеса. 

Теперь попробуйте соотнести инвалидность II группы или наличие потребности в уходе за инвалидом I группы с собственной предпринимательской деятельностью или трудоустройством заявителем. И у вас ничего не получится, потому что II группа инвалидности даётся в РФ или за существенную взятку, что не по силам малоимущим, или совершенно больным людям, которым в годы до «стабильности» давали I группу. Такой человек просто не сможет работать.

Вопрос о том, как же так получается, что при этой хвалёной из каждого утюга стабильности инвалиды II группы оказываются в группе нуждающихся мы задавать не будем. Наверное — чисто случайно получилось. 

Разобраться в этом не получится, но доверия уж точно вызвать не может 

Это абсурд нового и дивного мира, который предполагает, что нуждающимся никто ничего не даёт. С ними подписывают контракт, который делает их вольными, но что-то всё же обязанными государству лицами. Примерно такой же статус был у крестьян в царской России, которых после отмены крепостного права сделали с одной стороны вольными, а с другой — обязанными.

Так что использование термина «среднедушевой доход» весьма символично, поскольку отсылает нас во времена того беспредела чиновников, который только Гоголь и мог описать адекватно. 

Характерными особенностями проекта является:

  • постоянное абсурдное притягивание семейности к договорному праву. Умом это понять трудно, даже нереально, но в массе документов, окружающих этот тип помощи по-российски, упоминаются семьи. Каким образом вся семья становится стороной по договору понять довольно трудно, но если включить мышление крепостника, то можно;
  • довольно сильно заметная расплывчатость формулировок. К примеру, на сайте Минтруда Нижегородской области можно найти утверждённую форму договора, выступающую в качестве образца, которая содержит такие разделы об ответственности сторон, которые не поддаются логическому толкованию и делают социальный контракт чем-то средним между помощью и беспроцентным займом;
  • не существует однозначной уверенности в том, что это всё же не замаскированный тип займа.

Из всего изложенного можно сделать вывод о том, что социальный контракт это нечто среднее между помощью и проверкой ситуации на возможность установления кабалы на бедные слои населения. Если кто-то из нищих всё же выбьется в люди, то потом ему очень даже могут припомнить условия этого контракта.

Никакая помощь, никакие пособия, никакие дары и другие акты щедрости не могут иметь отношения к контрактной системе. В силу этого мы не можем рекомендовать жителям страны становиться стороной в таком странном проекте, в котором переплетаются черты социальной помощи и договорного права. В мутной воде обычно водятся вовсе не ангелы.

 

 

Рейтинг Добавить в избранное В избранное
Поделиться
Предыдущий материал
Следующий материал
Ваши комментарии